Архив за Март 2013

Идеальные люди на чужой планете

10 Мар 2013

Вид звезд – всегда томление и грусть, словно известна звездному свету особая, серебряная струна души, не касаться которой он не может. И нет для света звезд, ни времени, ни расстояния… А может, грусть и томления, как раз и порождена ими, бесконечным временен и вселенским расстоянием. А душу тревожит знание, что нет давно этих звезд, остался только свет, только свет…

 Может быть, тебе надо писать стихи или музыку…

 Что, — юноша обернулся и посмотрел на спутницу, — прости, я отвлекся – смотрел на звезды и задумался…

 Я говорила, что тебе стоило бы писать стихи, — повторила девушка, — у тебя тонкая душа, я думаю, ты смог бы.

 Ты серьезно это говоришь или опять хочешь надо мной посмеяться?

 Серьезно. Ты, только что так смотрел на звезды, как будто их свет коснулся тебя…

 Пожалуй, это тебе стоит писать стихи…

 Вот уж нет…, я вижу, но не чувствую…, это твое.

 Не знаю, может быть, когда-нибудь потом. У поэта должно быть, что-то такое, что нужно миру…, и, наверное, какой-то жизненный опыт…

 Не обязательно. Рассказывать о красоте можно и без жизненного опыта…, ее просто надо чувствовать и подбирать правильные слова…

* * *

Чайная ложечка задрожала, реагируя на очередную стрелку. День давно пережил свой полдень, да еще солнце скрыто низкими, дождевыми облаками, сплошные сумерки, по всему вагону включены лампы, но такие тусклые, что читать при нем, настоящее мучение…, но самое главное, что читать нечего. Пара книг, взятых с собой на море, были прочитаны еще в первую неделю. Газеты же, которые в ассортименте предлагали разносчики, вызывали тоску и головную боль. Это были не новости, а сводка из зоны боевых действий… Взорвали, убили, посади, амнистировали…, так что, без газет было спокойнее. Ну, их право, к лешему…

 Олег Яковлевич, — соседка по купе обратилась к мужчине, который рассеянно смотрел в пыльное окно и тоже мучился вынужденным бездельем, — я давно хотела спросить…

 Что, правда давно, — отвлекся от окна мужчина, поправил очки и теперь внимательно смотрел на собеседницу.

 Ну, с того момента, как Вы вошли в поезд, — почти за двое суток дороги женщина успела приноровиться к странной манере соседа вести разговор.

 Что ж, если за начало отсчета брать, именно, начало движения, то безусловно, это давно…, но тут же смутился, — простите, Ольга Львовна, опять я…, дурацкая манера, что Вы хотели узнать?

 Так, пустяки, просто любопытно. Вы ведь с моря возвращаетесь?

 Ну, судя по тому…, простите…, я слушаю.

 А что же Вы такой бледный? Дни были такие славные, на море не волны, на небе ни тучки. Самая погода для отдыха.

 Ах, Вы об этом, — мужчина указал себе на лицо, которое действительно было бледным, по сравнению с лицами окружающих, — я, собственно говоря, не отдыхал, я работал. Вот и не успел, время, понимаете ли, пролетело, как-то незаметно совсем…

 Что, хотите сказать, что Вы так ни разу и не были на море?

 Нет, не был, — виновато улыбнулся собеседник, — не до этого было…

 Ну, тогда Вы, должно быть, секретный физик-ядерщик, — рассмеялась женщина.

 Кто? Почему…, а ну да, то есть, нет. Я вовсе не физик, и уж точно, не ядерщик. Я инженер-конструктор, работаю на металлургическом комбинате… Совершенно даже не секретном.

 Тогда я Вас не понимаю, — призналась женщина, — большинство, если бы их по работе отправили к морю, за казенный счет, с пляжа бы, не выбирались…

В дверном проеме появилась молодая пара Люба и Андрей, они-то, как раз, соответствовали понятиям окружающих и присутствующих о том, как должен выглядеть человек, возвращающийся с Черного моря. Загорелы до черноты, веселые, полные энергии, и поэтому излишне шумные и доброжелательные, но мириться с этим было легко и даже весело.

 Олег Яковлевич, Ольга Львовна, а вы что ужинать не идете? Народа там мало совсем, — затараторила прямо с порога красивейшая часть пары.

 Мы еще успеем, Леночка, — отозвался мужчина, но по пути успел перехватить взгляд Ольги Львовны, — впрочем, может быть и правда, нам следует…

 Следует-следует, пойдемте, — тут же поддержала предложение соседка, — что-то я проголодалась…

 Рад буду сопровождать Вас, — скорость, с которой женщина приняла его приглашение, хотя нет, это был лишь тонкий намек на приглашение, заставил мужчину растеряться.

 Леночка, а телевизор в ресторане работает?

 Да, Ольга Львовна, там какое-то кино началось, ну советское еще… Андрей, не помнишь названия, — девушка обернулась к молодому человеку.

 С Ириной Муравьевой и Алентовой, не помню названия…, там еще Алексей Баталов, кажется, играет…

 «Москва слезам не верит».

 Да-да, кажется это…

 Олег Яковлевич, Вы советское кино любите?

 Ну, иногда да…, — как-то вынужденно кивнул мужчина.

 Вот тогда пойдем и посмотрим, — быстро решила собеседница…

Ей потребовалось около пяти минут, чтобы не только самой собраться, но еще и помочь соседу. Да, пять минут, и вот они уже идут по качающемуся полу вагона дальнего следования. Правда, теперь, Олег Яковлевич замечает, что спешка исчезла, а если быть точным, то его спутница и вовсе никуда не спешит…

 Ольга Львовна, что с Вами, Вам нехорошо…

 Олег Яковлевич, ну, Бога ради, что Вы как маленький.

 Не понял, — признался мужчина.

 Ну, чего Вы не поняли? Паре нашей захотелось уединиться. Вот и все – дело молодое, неужели не понимаете?

 Ну, вот когда Вы сказали – понимаю, — усмехнулся мужчина.

 Так что, давайте неспешно дойдем до ресторана, может быть, и правда, перекусим…

 Знаете, Ольга Львовна, — мужчина поправил сползшие на кончик носа очки, — Вы меня, конечно, простите, но вот если бы нам потребовалось бы уединиться, вот так, в купе, я очень сильно сомневаюсь, что наша молодежь вот так же, сломя голову, бросилась бы вон…

 О-о-о, Вы злитесь, — удивилась женщина, глядя на то, как медленно, но верно краснеет ее собеседник.

 Я не злюсь, но мне это не кажется совсем верным…

 Ой-ой, можно подумать, сами Вы молодым не были.

 Был, почему же, — нервно дернул плечами Олег Яковлевич, — только…

 Ах, перестаньте, нет никакого «только». Они могут так себя вести, а вот мы – пеньки старые – этого не можем. Нам просто завидно, вот и все.

 Нам?

 Именно так. И Вам и мне, просто завидно. Признайтесь…

 Не понимаю, о чем Вы, — вспыхнул Олег Яковлевич, и почувствовав это, отвернулся от женщины.

 Ну, перестаньте, Вы же взрослый человек!

 Да, я взрослый, только…

 Только, что?!

Что ж, это была слишком быстрая атака, да к тому же еще и проведенная по всем правилам женского, военного искусства. Так что, вариантов никаких не было – надо было сдаваться.

 А, Бог с Вами, может быть Вы и правы, в конце концов, кто я такой, что бы учить молодых…

 Послушайте, Олег, можно я буду все-таки так Вас называть…

 Да, пожалуйста.

 Так вот, Олег, я относительно того предположения, которое Вы или ты…

 Давайте уж и на «ты».

 Так вот, относительно высказанного тобой предложения. Уверяю, молодежь очень даже отлично нас поймет и предоставит, желанное нам пространство. Хотите проверить?

 Ольга Львовна, ну право…, я даже не знаю что сказать…

 Проверим!

 Нет. Я Вам поверю просто так…

Олег Львович вполне мог и так закончить этот разговор, но вот мелькнуло что-то в глазах женщины, и он пожелал добавить:

 …уж если бы нам потребовалось бы уединиться, я бы предпочел бы, что-то, более романтическое, чем купе в поезде…

 То есть, — удивленно вскинула бровки женщина.

 Ну, например, я бы просто вышел из этого поезда, снял бы номер в гостинице…

 Да-а-а?! Так Вы романтик…, — расхохоталась женщина.

 Нет, почему же, я реалист, при чем, достаточно… (далее…)

Навигация

Поиск

Архив

Март 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Фев   Апр »
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Подписка