МИР ГЛАЗАМИ ЗМЕИ

Почтовая история.

Вот не знаю…, однако, допускаю, что это спорное утверждение…, а может, и вовсе
нечего здесь утверждать, и все это мне только показалось, но знаете, я все-таки рискну…

Именно ее следует относить к числу показательных и значимых. То есть, это она больше
всего говорит об уровне цивилизованности общества, о зрелости социума, об уровне
общественных отношений. Она…, ах да, конечно, я говорю об очереди. Именно. Обыкновенной
очереди, которую в народе принято называть живой, а все выше сказанное как раз относится к
ней. Что же такое, очередь – прежде всего это определенная процедура получения неких
условных благ. Для чего необходимо соблюдать последовательность, суть которой в том, что
тот, кто стоит впереди, получает эти блага раньше, в отличии от тех, кто стоит позади. А
условия, которые определяют положение в этой самой последовательность, определяются
временным фактором…, ну, то есть, кто раньше пришел, тот быстрее получил…

И так, магазин, поликлиника, ГИБДД…, или, к примеру, почта, обыкновенное почтовое
отделение. По крайней мере, та история, о которой хочется поведать, произошла именно в
почтовом отделении.

И так, старый район среднего по численности и по размеру города – это место. Время –
начиная с 14.00 по столичному времени. Действующие лица, разумеется, люди, но знакомиться
с ними придется в порядке живой очереди. Все знают, как происходит такое знакомство…

— Вы в кассу? А кто последний?
— За мной будете, — быстро отзывается молодой человек, и чтобы вопрошающий не
промахнулся, еще и пальцем на себя указывает, — за мной.
— Хорошо…, а вы за кем?
— А вот бабуля в красной шапочке, — отвечает молодой человек и снова использует
палец, только в этот раз указующий перст направлен на ту самую бабулю в бледно-
красной вязаной шапочке…

Так сказать, ритуал посвящения пройден…, хотя нет, еще не совсем. Стать полноценным
участником можно только после того, как вами самими будет произнесено…

— За мной будете, за мной…
— А вы за кем?
— А вот за молодым человеком, вон стоит…, в светлой куртке.

Вот теперь и правда, поздравляю, теперь вы точно полноценный участник очереди…

Несколько штрихов для настроения и создания соответствующей атмосферы. Рабочий
день, почти середина недели. Люди, которые пришли и влились в очередь раньше разные.
Имеется пара женщин, которые о чем-то переговариваются между собой, есть девушка,
молодая, вполне себе симпатичная, у нее постоянно срабатывает iPhone в расписном
чехольчике, и она то и дела ныряет рукой в карман куртки. Достает, проводит пальцем по
экрану, читает…, задумывается на пару мгновений и что-то быстро печатает большими
пальцами, ловко так, можно сказать, привычно. После чего отправляет средство связи в карман
до следующего вызова. По ее лицу видно, что эта игра скорее доставляет ей удовольствие,
нежели чем наоборот…


Молодой человек, тот самый, что оказался передо мной подвижен. Просто стоять на
месте его не устраивает, поэтому он перемещается…, подходит к витринам, потом
перемещается к стенду с полезной информацией, иногда проходит немного вперед, потом опять
возвращается…, ну а когда ходить ему надоедает, он останавливается и произносит вслух что-то
вроде:

— Полчаса уже стоим…

Или:

— Ну почему же так медленно…

Или еще что-нибудь в этом же духе. Несколько человек, в основном люди пожилые сидят
на стульчиках. Как раз та самая бабушка в красной шапочке, потом еще одна старушка, на ней
приметное зимнее пальто советских времен и вязаная шапка, а на коленях то ли огромная
дамская сумка, то ли авоська, родом из тех же самых времен…

Когда я только вошел в помещение, она оглянулась на меня и смотрела ровно столько,
пока я произносил известные фразы, а потом просто потеряла интерес. Процедура повторилась,
когда появилась женщина, которая заняла за мной. Кстати, оказалось, что она занимает не
только для себя, но и еще для двух человек. Молодой женщины и мужчины, высокого, худого
без головного убора, но зато с тревожным взглядом, да плюс ко всему еще и с внешностью, и
выговором какой-то из кавказских республик бывшего Советского союза…

И все-таки, хочется отметить, что в основном в той очереди народ стоял среднего…, а то
и пожилого возраста. Стоял или сидел, или медленно передвигался по небольшому, если не
сказать тесному помещению почтового отделения, но самое главное, помещению душному…

Иногда вновь вступающие в очередь интересовались:

— А мне письмо заказное получить…
— Сюда, — отвечали вразнобой несколько голосов.
— А мне посылку…
— В одну очередь.
— А мне перевод…
— Очередь одна…, занимайте.

Разумеется, были и другие варианты ответов, но суть их сводилась все к тому же, для
получения тех самых условных благ необходимо стоить именно в этой очереди, потому что
именно она ведет к той, кто эти самые блага распределяет, причем, раздает в единственном
числе…

Иногда, как бы для развлечения вспыхивали короткие диалоги:

— Всегда здесь так, как ни придешь, обязательно очередь…
— Вот-вот, я сейчас была в соседнем отделении, так там три окна работают, и очереди
никакой нет!
— Конечно, то отделение только один район обслуживают, а это еще с советских
времен, считай от кинотеатра и до вокзала…
— Да что там до вокзала, а в другую сторону, так вообще до кладбища…
— Ну и какая разница сколько они обслуживают, почему только одно окно работает,
что неужели еще одно открыть нельзя…

Приблизительно на этом месте все эти диалоги стихали, потому что на самом деле никто
не знал, почему именно одно окно работаете, и почему за компьютером сидит только один
оператор. Однако, постепенно голоса становились громче, диалоги более продолжительными,
смысла и информации в них больше не становилось, а вот сама речь становилась все более и
более агрессивной. Чем-то это все напоминало кастрюлю на огне, в которой постепенно
закипала похлебка…

Неожиданно из конца очереди вперед двинулся мужчина, тот самый, что без шапки и
кавказкой национальности, перемещаясь прямо к окошку оператора, он сообщил:

— Я вон там стою, мне просто спросить…
— Да тут всем просто спросить!
— Вот очередь дойдет, тогда и будешь спрашивать!
— Да мы тут уже час стоим, все время кто-нибудь вперед лезет!

Но мужчина был настырный, поэтому на реплики особого внимания не обращал, хотя и
отвечал через раз…

— Мне спросить…, мне бланк спросить надо, пока стоять будем, заполним…
— Вот лезут всякие!
— Чего без очереди!

Мужчина добрался до заветного окошка, и когда возникла короткая пауза, та самая, когда
один уже отошел, а следующий еще только пробирался, задал свой вопрос:

— Женщина, скажите, а у вас есть бланк…
— Есть, — коротко ответила оператор.
— А дайте три, — попросил мужчина, — мы пока стоять будем, заполним.
— У меня один остался, — ответствовала оператор.
— А можно его скопировать?
— А у нас ксерокс уже неделю как сломался…

Услышав про сломанный копировальный аппарат, очередь опять оживилась:

— Ну все, хватит, спросил!
— Чего людей задерживаешь!
— Я вон, тоже пришла за пенсией, а стою в очереди, жду!
— А мне вообще, только посылку получить!
— Что за дурная привычка лезть без очереди!
— Мужчина, вон там за углом, в магазине все подряд ксерют.

Из всего гомона, который стоял в помещении, пожалуй, только на этот и стоило обратить
внимание. Мужчина забрал бланк и подошел к женщине, которая сказала про магазин.

— Скажите, а какой магазин?
— Так это, продуктовый. Из почты выйдешь, направо, и там увидишь, две минуты
ходьбы…
— Спасибо…

Мужчина вернулся на свое место, очередь успокоилась, а за спиной я услышал обрывок
разговора:

— Пойду, схожу…, а вы тут присмотрите за очередью…
— Конечно-конечно, а потом я схожу.
— Да не переживайте, я и для вас сделаю.
— Давайте, я тогда денег вам дам…
— Нет-нет, не надо, у меня есть…
— И для меня сделаете?
— Конечно…, только надо будет еще пару запасных сделать, на всякий случай…
— Да-да, пожалуйста…

Да, люди по-прежнему помогают друг другу, не то, чтобы это было что-то из ряда вон,
нет, разумеется, но со стороны это было приятно…, тем более, что вся эта суета как раз
выходила под Новый год…. Я отвлекся на витрину, в которой были выставлены открытки
вперемежку со скудным набором канцелярских товаров, и пропустил начало очередного
эпизода…

— …куда без очереди!
— Это кто без очереди?! Это я без очереди!
— А я вас не видел!
— А я тебя видела! Я вот за этой женщиной в белой куртке…
— Нет, это я за белой курткой!
— Ты за мной, а я за белой курткой…
— А белая куртка за мной, а вы за ней!
— Женщина, вы за кем?
— Я за этой бабушкой, а вы за мной…
— А…, так она впереди тебя?
— Да…
— Ну а чего же ты сразу не сказала?
— А ты кто такой, чтобы я тебе сообщала?
— Ну что за привычка всех баламутить…
— А я глухая, я тебя не слышу, можешь говорить что хочешь…, — неожиданно, но
громко сообщила та самая бабуля с огромной сумкой.
— Я говорю, чего баламутите всех…, перед вами вон еще сколько народа, сидите
себе…
— Громче говори, глухая я!

Как говорит, и смех, и грех…, нет-нет, это сообщение старушки разрядило обстановку,
некоторые даже улыбаться начали, а напряжение, которое постепенно нарастало в очереди,
вдруг спало, даже дышать стало легче. Старушка какое-то время провела в очереди,
успокоилась, и снова вернулась на свой стул…

— …слушаю.
— Перевод, денежный…
— Давайте паспорт.

— …а прописаны вы где?
— …
— Простите, еще раз.
— …
— А где это?
— Украина. Донецкая область, поселок…
— А здесь вы где прописаны?
— Я здесь не прописана…
— Понятно…

Последовала пауза, во время которой оператор щелкала клавишами клавиатуры…

— Не пришли, — наконец сообщила оператор.
— Как же так, а мне СМС пришло, что деньги на почте, можно получать…
— А дайте-ка еще раз паспорт…
— Пожалуйста…

Женщина снова подала паспорт оператору, та опять защелкала клавишами…. Если
честно, я не очень внимательно следил за ними, то есть за этой женщиной и оператором, просто,
в какой-то момент прислушался, а потом снова отвлекся, тем более, что рядом развивалась
другая сцена…

— …а ты чего пришла-то?

Это та самая старушка с сумкой допрашивала соседку, бабулю в красной шапочке.

— …только громче говори, громче, глухая я!
— Долг у меня по ЖКХ, бумагу прислали, — посетовала красная шапочка.
— Ну-ка, покажь бумагу…
— Вот, — красная шапочка подала собеседнице какую-то бумагу.

Бабуля быстро пробежала глазами бумагу и вернула ее красной шапочке.

— Выкини на хер эту бумажку, — громко посоветовала она женщине.
— А как же долг?
— Да нет там долга.
— Так ведь написано, — не поняла красная шапочка.
— Ну ты чего как маленькая, есть судебное решение, по нему это долг, он не
законный.
— Как это?
— Да вот так, про это в газете писали…, начальник ЖЭК проворовалась, на нее
уголовное дело завели.
— Да ладно тебе, — усомнилась красная шапочка.
— Чего, да ладно! Я сама к прокурору ходила, потом еще запрос посылала, у меня
официальное письмо есть, долг этот…, как его там, а, признан ничтожным, можно
не платить…
— А вдруг потом заставят платить? Да еще пеню насчитают…
— Ты меня вообще слушаешь, — еще больше повысила голос старушка, — не надо
платить, есть решение суда…

Красная шапочка растерялась. С одной стороны, на руках у нее была бумага, где черным
по белому было написано, а с другой стороны была бабулька, у которой имелась своя бумага,
где все было наоборот…

— Я даже и не знаю, а вдруг там чего-нибудь не так, в этой твоей бумаге, тогда еще
хуже получится, — пробормотала красная шапочка, вопросительно глядя на
собеседницу.
— Ну если ты пенсию в сто тысяч получаешь, конечно, плати себе на здоровье, а у
меня пенсия маленькая, — раздраженно шумнула бабулька.
— Скажешь тоже, откуда у меня сто тысяч, я еле-еле концы с концами свожу…
— Ну так и не плати, я же тебе говорю, бестолковая!

Они продолжали препираться. Та, которая побойчей демонстрировала осведомленность в
делах ЖКХ, судебных решениях, поминала фамилии ответственных лиц, судей и прокуроров, а
красная шапочка на все доводы выражала только сомнения, обычно сводившиеся к паре слов:

— А вдруг, да не так…

Вот так, со стороны, сложно было сказать, кто из них прав, зато народ в почтовом
отделении веселился от души. Кто-то даже подбадривал бойкую старушку, кто-то наоборот, был
на стороне красной шапочки. А кто-то просто переговаривался с соседями по очереди, мол,
сколько живем в городе, а до сих пор не знаем, кто у нас прокурор области или там, фамилии
судей района. Сколько это все продолжалось, не известно, но в какой-то момент в почтовое
отделение вернулся тот самый мужчина с кавказским акцентом…

— Вот, сделал копии, надо заполнять…

Происходило это как раз у меня за спиной.

— Спасибо большое…
— Так не за что, я же все равно ходил…
— Паспорт у вас есть?
— Да-да, конечно. А ручка у вас найдется?
— Есть…
— Тогда давайте, вон, к столу перейдем…

Они втроем перешли к столу. Первым начала заполнять женщина постарше, а та, которая
помоложе и мужчина, смотрели в бумагу из-за ее плеча. Периодически было слышно, как
женщина постарше спрашивала вслух:

— А сюда что писать? А это что такое, а где это в паспорте? Откуда брать эти данные,
— и так далее. Так общими усилиями и были заполнены эти три бумаги…

Да, был там еще один момент, который меня, как постороннего свидетеля немало
позабавил. Оказалось, что кавказец принес не только ксерокопии, он еще и пирожные какие-то
успел прикупить, и ими угощал своих спутниц. Согласитесь, такую вот заботливость не часто
встретишь между людьми посторонними…

— Кушайте, кушайте, с утра мотаемся, — приговаривал он, подавая угощение
спутницам…

Это было даже трогательно, это во-первых, а во-вторых, это определенным образом
влияло на атмосферу всего почтового отделения. Люди улыбались друг другу, заструились
ручейки разговоров посторонних, не касающихся непосредственно почты и качества ее работы.
Стало даже как-то уютно в этом, в общем-то, казенном помещении…. По крайней мере, на
какие-то десять, а может быть и все пятнадцать минут…

— Ну, послушайте, ну сколько можно! Очередь уже полчаса стоит и не двигается,
женщина, вы что, уснули там что ли?!

В общем-то, это была чистая правда. Пока спорили старушки, пока мужчина угощал
спутниц пирожными, очередь не продвинулась ни на одного человека. Так всеобщее перемирие
и закончилось…

— Где заведующая?!
— Почему очередь не двигается!
— Откройте второе окно…
— Вон в соседнем кабинете три девки сидят, ничего не делают!
— Сколько можно над людьми издеваться!
— Я, между прочим, инвалид!
— А у меня ноги больные…
— А у меня сердце…
— А у меня дети дома одни…

Гвалт поднялся просто невообразимый, обстановка вновь стала накаляться, именно тогда
из своего кабинета и появилась заведующая почтовым отделением…

— Вы чего разшумелись, — возвысила она голос, чтобы перекрыть всеобщий гвалт.
— Чего очередь не двигается?!
— Уже минут сорок одного человека обслуживаете…
— Тише, спокойнее, спокойнее…
— Да причем тут спокойнее, мы уже сорок минут стоим и все без толку…
— Открывайте второе окно…
— Да поймите вы, повис почтовый сервер, отсюда мы ничего с ним сделать не
сможем, им занимаются на главпочтамте…
— А посылку можно без него получить?
— А заказное письмо?
— А отправить?
— Нет. Сейчас все в компьютере…
— Так включите второй компьютер, если этот у вас не работает!
— У нас к почтовому серверу только один подключен, дело не в нашем компьютере,
на главпочтамте сбой…
— Так позвоните им! Мы тут уже почти час стоим…
— Да, с двух часов, а уже почти пять…

И так далее, и с каждым разом все громче, и все злее…. Конечно, можно понять людей.
Можно войти в положение заведующей. Можно и даже нужно посочувствовать той барышне,
которая почти час дожидается так называемого, мгновенного денежного перевода. Но так же
следует посочувствовать оператору, которая, просто физически не в состоянии повлиять на
сервер, который находится аж на другом конце города, на главпочтамте…

— А можно хоть чего-нибудь сделать без этого вашего компьютера?
— А вы что, читать совсем не умеет, — огрызается заведующая, — вот же написано –
возврат денег производится здесь.
— А почему вы не предупреждаете!
— А написано для кого!

В какой-то момент большая часть очереди колыхнулась в направлении указанного окна.
Очередь сбилась, люди опять начали выяснять кто за кем, и кто опять лезет без очереди, но
вскоре все успокоилось, тем более, что из всей очереди данная услуга потребовалась всего
одному человеку…, остальным необходима была оператор и ее компьютер…

Однако напряжение спало, тем более, оказалось, что без помощи компьютера можно
было то ли принимать, то ли отправлять какие-то посылки, туда перешла еще пара человек…

— И что же мне делать, — обратилась к оператору женщина, которая никак не могла
получить перевод.
— Я звонила на главпочтамт, они там разбираются…, а вы пока подождите…
— А долго?
— Не знаю, — пожала плечами оператор, — они сказали, что позвонят, как только
разберутся…

Следующей была как раз та самая бойкая старушка. Она подала квитанцию, получила в
ответ другую квитанцию, заполнила ее и быстро вернула оператору. Через пару минут оператор
подала старушке конверт…

— Это еще откуда, — пробормотала старушка, чуть отошла в сторону, тут же вскрыла
конверт и принялась читать…, — ну вот, я же говорила!
— Что там?
— Эй, красная шапочка, я тебе говорила – не плати, а это письмо из прокуратуры.
Прокурор тоже сказал – можно не платить.

Очередь потихоньку двигалась, все казалось бы успокоилось…, постепенно и я
приближался к заветному окошку, еще и не догадываясь о том, что и мою посылку будут искать
минут пятнадцать, но в конце концов, все-таки найдут…, но это было еще впереди, где-то черед
два или три человека…

— Ты дочка извини, что наорала на тебя, — старушка остановилась рядом с той самой
барышней с Украины, — я не со зла про вас. У меня у самой сестра там живет, звонит
редко, мы волнуемся…, так что, я не со зла это.
— Да ладно, чего уж там, — махнула рукой барышня, — просто обидно, я никому ничего
плохого не делала, за что же меня так…, к тому же я сама русская, и родители у
меня тоже русские…
— Да оно понятно, конечно, обидно…, только это ведь очередь, дело такое, чего
сгоряча не брякнешь…, ну, удачи тебе, перевод этот свой получить и долго тут не
стоять…
— Спасибо…
Я шел с полученной посылкой по улице, за спиной осталось почтовое отделение со
своими проблемами, курил и наслаждался тишиной и падающим снегом. Иногда, обрывками, в
памяти всплывали события, свидетелем и невольным участником которых я был еще несколько
минут назад…

Разумеется, для такого района это почтовое отделение мало. Разумеется, лучше было бы
для граждан, если бы в каждом окошке присутствовала оператор, и просто замечательно было
бы, если бы к почтовому серверу были подключены все компьютеры почтового отделения. А
еще было бы неплохо, если бы бабульки платили за квартиры через Интернет и умели
пользоваться компьютерами…, ну или на крайний случай, имели детей и внуков, которые
помогали бы им разбираться со всеми этими бытовыми делами. Нет, я серьезно, это было бы
хорошо, и очереди были бы меньше, а ожидания короче…, и время просто так не тратилось бы,
да и нервные клетки не гибли бы почем зря.

И честное слово, использовал бы я этот эпизод как юмористический, в какой-нибудь
истории, романтической или наоборот, детективной, если бы не прозвучали в том самом гвалте
слова:

— Понаехали тут! Иноземцы! Родину продали! Хохлы, в русских стреляете, а потом у
нас же помощи просите. Нам тут от вас продыху нет! Террористы…

Были там и другие, но их тиражировать, право, совсем не хочется…. Однако все это
просто засело в голове и сверлило, сверлило мозг. Вот оказывается, кто враг государства, те, из-
за кого то почта не работает, то самолет падает, то дороги рушатся, то газ в домах взрывается.
О, вы улыбаетесь – напрасно. Сколько времени потребовалось тем самым людям из очереди
перейти от обвинений в адрес нерадивых работников почты к обвинениям в адрес террористов и
жителей Украины, всего несколько минут, плюс пара часов ожидания в очереди. И прошу
заметить, в очереди не было пьяных, не было политиков, мало того, там были в основном
женщины разных возрастов…, наши с вами жены, мамы и бабушки.

Но как известно, что бы убедить в чем-то мужчину, нужно всего лишь убедить в этом его
женщину, а она все остальное сама сделает. Милые дамы, я вас ни в чем не обвиняю, я лишь
признаю за вами возможности, которыми сам не обладаю.

Так вот, оказывается, кто в высоких ценах на продукты и жилье. В ворующих без стыда и
меры администрациях различных населенных пунктов. В плохой медицине и умирающем
образовании, оказывается, виноваты не власти, а эти самые, ну понимаете, которые через
границу от нас.

Опять смеетесь – зря, ей Богу, зря. Сами подумайте, чем вас пичкают ежедневно по
телевизору, что вы видите или слышите в новостях? А потом вся эта дрянь, в переработанном,
искаженном, упрощенном до нельзя, виде звучит в очередях, в общении между людьми. Да
Боже мой, вспомните, ровесники, разве в наше время не американцев с их НАТО обвиняли в
неурожаях? Просто Америка это хрен знает где, по карте, а вот Украина и Кавказ у нас все еще
под боком…

Впрочем, Бог с ними со всеми, дело в ином, в том, как быстро обыкновенная, бытовая
проблема превращается в проблему международную, пусть даже и на уровне ближнего
зарубежья. Как быстро люди назначают виноватых в своих бедах…, и виновные эти почему-то
не имеют отношения к нашей стране, городу или району. Слишком быстро…, имеется ввиду,
слишком быстро для высокоразвитого и культурного общества, каким мы себя считаем, а власть
еще и пытается нас в этом убедить…

Впору воскликнуть хрестоматийное – кто виноват?! Только вот перед тем, как озвучивать
список виновных, а это ведь наверняка список. Так вот, перед тем, как его озвучивать, может,
стоит хотя бы ненадолго глянуть в зеркало…, а потом неплохо бы оглядеться вокруг, и если
виновных в ближнем круге нет, вот тогда уже и можно…, вот только торопиться все равно не
стоит…

Навигация

Поиск

Архив

Март 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Подписка